10 Лучших пансионатов и отдыха в сочи



Дэвид Сало: Морозов - феноменально умный пловец

Южноамериканского тренера Юлии Ефимовой, Владимира Морозова, Никиты Лобинцева и Александра Сухорукова я в субботу застала в микст-зоне. Как раз в тот момент, когда он со хохотом разъяснял журналистам, что при всем желании не может взять к для себя в группу всех пловцов российской сборной.

- А переехать в Россию? Для вас не делали такового предложения? - продолжал допытываться журналист.

Дэвид Сало вновь рассмеялся:

- Мне нравится работать в Южной Калифорнии. Ну и вашим ребятам, судя по всему, тоже.

Когда речь в очередной раз зашла о универсиаде, тренер посерьезнел:

- Не вижу ничего необычного в том, что ваша страна всеми силами пробовала достигнуть на домашних соревнованиях наибольшего фуррора. Нетрудно было представить заблаговременно, что все будет конкретно так. Необходимо осознавать разницу: для таковой спортсменки, как Ефимова, имеющей чрезвычайно большой базисный размер отлично выполненной работы, универсиада стала «проходным» стартом. Наиболее того, подняла Юлию на наиболее высочайший соревновательный уровень. При всем этом тем, у кого таковой базы не оказалось, пришлось существенно труднее. Хотя в Казани некие ваши пловцы выступили просто замечательно.

- Опосля первого года, проведенного в Калифорнии, Ефимова говорила, что ей пригодилось время, чтоб привыкнуть к новейшей системе занятий и новенькому стилю жизни. Но, ведь для вас, как тренеру, наверняка, тоже не сходу удается привыкнуть к новеньким ученикам?

- Мне чуть-чуть проще. Ту же Юлию я отлично знал по прежним временам, когда она плавала у Иры (Вятчаниной. - Прим. Е.В.). С Ирой мы тоже общались - в конце концов, Ефимова соревновалась конкретно с моими девченками, потому мне было любопытно изучить эту спортсменку, осознать, за счет что она так быстро плавает. Но когда мы стали вкупе работать, я осознавал: Юле будет нужно время на то, чтоб начать доверять тому, что я ей предлагаю. На мой взор, она отлично адаптировалась в группе. В особенности на данный момент, когда начала достаточно бегло говорить по-английски.

- Вы в значимой степени перераблотали ее технику.

- Не совершенно так. Четыре года назад Ефимова употребляла три различные техники в зависимости от того, какую дистанцию из 3-х плыла. На данный момент употребляет одну.

- Когда Юля приняла решение уехать в США, это стало для ее тренера мощным ударом.

- Могу осознать Иру. Она сделала с Юлей гигантскую работу. Потрясающую. Все, что делаю я, - это всего только продолжение той работы. В какой, как мне кажется, на первом плане на данный момент стоит совсем не моя личность. А сама обстановка, которая окружает вашу спортсменку в Калифорнии. Мощная группа, неизменный спарринг. Так что Ире есть чем гордиться. Я же, в свою очередь, горжусь тем, что не отдал уйти в песок всем ее усилиям. Ежели у вас будет возможность узреть Иру, пожалуйста, передайте ей мои самые горячие поздравления.

- Как реагируете вы, когда кто-то из спортсменов уходит?

- Мои спортсмены постоянно знают: я отдаю им полностью все, на что способен как тренер. Ежели в один красивый день они выберут наиболее мощного спеца либо же группу остальных, наиболее пригодных себе спортсменов, я буду первым, кто их поддержит в этом шаге. В моем осознании тренер - это человек, который держит в собственных руках талант и должен сделать все, чтоб отдать этому таланту вполне раскрыться. Не можешь - честнее просто отступить в сторону.

- Рассуждая в Барселоне о другом вашем подопечном - Никите Лобинцеве, президент российской федерации плавания Владимир Сальников произнес, что, на его взор, Никита должен плавать длинноватые дистанции, а не спринт. В том числе 1500 метров.

- 1500? Может быть, Сальникову, как великому пловцу, просто охото узреть, как на его возлюбленной дистанции одолевает и бьет рекорды российский спортсмен. Но я не уверен, что сиим спортсменом должен быть Никита. Мне чрезвычайно нравится с ним работать, он трудяга, к тому же чрезвычайно профессиональный. Просто, как в свое время Юле, ему тоже необходимо время, чтоб привыкнуть к моей системе.

- По нраву Лобинцев - стайер либо спринтер?

- Я бы произнес, что спринтер. При всем этом он реально способен чрезвычайно быстро плавать 200 метров. Может быть, и 400.

- Вы уже достаточно долго работаете с Владимиром Морозовым. Как для вас пришла в голову мысль, что ему необходимо плавать спринт с прямыми руками?

- Сама мысль сначало заключалась в другом: достигнуть такового гребка, при котором тело не болталось бы в воде из стороны в сторону. Мы достаточно много над сиим работали.

- В Барселоне Морозов повсевременно тренится с Виктором Авдиенко…

- На это я скажу для вас простую вещь. Влад - феноменально умный пловец, который отлично знает, что конкретно ему необходимо. Уверен, что вся та информацию, которая идет от Виктора - с одной стороны и от меня - с иной, будет усвоена и применена Морозовым очень отлично. Мне самому время от времени бывает еще увлекательнее просто глядеть на него со стороны, ежели делать какие-то замечания.

- Кстати, что скажете о серебре Морозова на «полтиннике»? У него был шанс выиграть эту дистанцию?

- Когда я пересматривал видеозапись заплыва, мне показалось, что Влад мало долго тянулся в финишном касании. Но это по сути не принципиально. Не каждому по силам в 22 года достигнуть фуррора в заплыве, где сразу стартуют 5 олимпийских чемпионов!