водный пылесос для пруда купить, каскады.



Александр Сухоруков: Жалко, не догнали американцев, но...

Ежели верить всераспространенному выражению, все более великие свершения представители мужского пола совершают или ради дам, или назло им. Не знаю уж, какие чувства переполняли российских мужчин, когда они выходили на старт эстафеты 4х200 м свободным стилем, но без дамы здесь точно не обошлось. Ну и как можно было не вывернуться наизнанку, следя перед своим заплывом за тем, как Юля Ефимова получает на пьедестале золотую медаль?

- Мы правда чрезвычайно старались, - произнес, комментируя эстафету, Сухоруков. - Жалко, естественно, что не удалось догнать американцев, но в целом результатом довольны.

- Поведайте незначительно о том, как лично у вас сложился этот сезон?

- Непросто. Почти все поменялось. Улетели мы из дома, как понятно, далековато, к американцам.

- Как тяжело далась адаптация?

- Перелет длиннющий и тяжкий. В остальном - все здорово. Чрезвычайно любопытно, мощная группа, суровая работа. Просто это совершенно иная работа, ежели та, к которой привыкли мы, и иная жизнь.

- Есть чувство, что все это было изготовлено не напрасно?

- Да. Самое основное, что при выходе на старт лично у меня уже нет совсем никакого пиетета перед американцами. Знаю, как они тренятся, как выступают в соревнованиях, лицезрел как мощные, так и слабенькие стороны, потому совсем укрепился во мировоззрении, что биться с американцами можно и необходимо.

- А ранее не знали этого?

- Даже не знаю, как разъяснить. Но некий внутренний мандраж находился повсевременно. Мы вроде бы в собственном сознании ставили американцев домом. На данный момент понимаю, что зря. Они такие же люди, такие же спортсмены. У меня можно огласить глаза раскрылись.

- Другими словами все, чего же для вас не хватало - это совместных с американцами занятий?

- Выходит, да. Обмен опытом, как мне кажется, постоянно идет на пользу.

- Что такового вы узнали в Америке, о чем же не думали в России?

- Вызнал, что оказывается можно трениться с энтузиазмом, а не поэтому, что тебя принуждают. И с большим желанием. Мне однозначно стало наиболее любопытно и трениться, и выступать. В осеннюю пору мы уже договорились испытать пораньше улететь в Америку и готовиться там вплоть до декабрьского «недлинного» чемпионата Европы. Чрезвычайно всем нам нравится там трениться.

- Тяжело было ожидать эстафетного старта?

- Один раз я в Барселоне уже проплыл - в спринтерской эстафете, правда, в утреннем заплыве. Три с половиной дня - обычный срок, чтоб отдохнуть. Но я приходил в бассейн, тренился. Не расслаблялся, иными словами.

- Ни для кого не тайна, что от эстафеты 4х100 м свободным стилем ожидали в Барселоне золота. А чего же ожидали вы сами? И как сильно расстроились, когда золота не случилось? Не было подавленности?

- Я лицезрел, что ребята сначала расстроились, но позже поглядели протоколы, узрели, что совершенно незначительно выиграли у 4-ого места и сообразили, что все могло быть и ужаснее. Мне кажется, чемпионат мира - не те соревнования, где стоит расстраиваться, получив медаль. Какого бы цвета эта медаль ни была. Да, может быть мы чуть-чуть не угадали с формой. Но каждый старался сделать все, на что способен. Это ж не Универсиада, где ты тихо плывешь и ты - повелитель. Тут иная обстановка, остальные конкуренты.

- С какими эмоциями вы ожидали финала в эстафете 4х200?

- Днем не чрезвычайно сильно утомился, потому ощущал себя отлично. И настраивался на то, чтоб выложиться на все сто в финале. Проплыл с чувством выполненного долга, выскажемся так.

- И полностью довольны?

- Из 5 поставил бы для себя четыре балла.

- Почему?

- На крайнем повороте и выходе уступил американцу очень много. Этого мне не хватило, чтоб его догнать.